Валерий Козинский (vkozinsky) wrote,
Валерий Козинский
vkozinsky

Category:

Порно "нулевых" - supreme conservative art

vkozinsky   Впервые без мата  и на полном серьезе Кити написала статью. Все же очень похоже, что зрелость размышлений, информированность и философский подход ко многим вещам не соответствуют якобы ее фотографиям, которые она периодически размещает на своей страничке. Так кто же на фотографиях и кто на самом деле ведет журнал?


   Оригинал взят у h0la_kitty в Порно "нулевых" - supreme conservative art
Статья не претендует на полное раскрытие темы.
Огромная благодарность редактору.


Как можно определить консерватизм? Это парадигма, в которой нет восторженного отношения ко всему новому и в которой принято считать, что есть вещи более важные, чем отдельный индивид - и эти вещи его определяют. Например, пол, нация, культура. Пол радикально определяет человека, и попытки его "изменить" для консерваторов выглядят как идиотизм и нечто запретное, поскольку пол не может быть ошибочным, а исправлению подлежат только ошибки, все остальное - избыточно, ненужно и, вполне возможно, диктуется психическим расстойством. Одно дело, скажем, генетические заболевания - никакой рациональный умеренный консерватор не станет выступать против их лечения, поскольку болезни это однозначное зло. Пол злом быть не может - и менять его нет нужды, даже если очень хочется.
Есть и радикальные консерваторы, религиозные фундаменталисты, которые рады вообще запретить генетику, но они уже сегодня безнадежно устаревают, а их мнение следует выслушивать критически. Их беда в том, что они относятся к генетике не рационально, а мифологически - они считают ее злом, не будучи в состоянии рационально объяснить, в чем именно заключается "зло". Речь сегодня пойдет не о них.
Рациональный консерватор привержен понятию нормы - его он понимает достаточно широко, но у нормы есть жесткие рамки, чисто рациональные, за которые консерватор не позволяет выходить, несмотря на истошные крики про зажим свободы, прогресс и свободу личности. Рациональный консерватор никогда не даст приравнять умалишенных к нормальным людям - а левые пытались, во имя прогресса, разумеется.

Хубер выступал за отмену иерархии в отношениях врача и пациента. Каждый пациент, прошедший трехмесячный курс терапии и участвовавший в работе теоретических кружков (в которых штудировали Гегеля, Маркса и Райха), мог сам проводить занятия с другими пациентами. Пол, возраст и социальное положение не должны были играть роли. В отличие от многих активистов антипсихиатрического движения, СКП не отрицал существования болезней. Но в болезни «социалистические пациенты» видели своего рода субверсивный акт, маркузианский «великий отказ». Больной не может работать, не может правильно функционировать в соответствии с требованиями общества. Таким образом, больные прогрессивнее здоровых. Публицист Герд Кёнен отметил, что видеть в психических отклонениях своего рода скрытую истину об обществе вполне соответствовало духу времени[5]. Это отдаленно напоминает почитание юродивых в православной традиции (безумцам видна суть явлений, скрытая от поверхностного взгляда «нормального» сознания). Но в СКП считали, что в действительности больны все люди, а здоровье — это «биологистско-фашистский бред»[6]. Можно сказать, что соцпациенты были прямыми предшественниками Фуко, нежели Андреаса Баадера и Ульрики Майнхоф. Однако главный упор в индивидуальной и групповой агитации (именно таким словом был заменен термин «терапия») делался на необходимость радикальных изменений в обществе. «Сделаем из болезни оружие!» - гласил их самый известный лозунг.

Я не зря начала разговор с "полового вопроса". Пол - одна из фундаментальных, определяющих человека вещей, которая уже много лет подвергается усиленному размыванию и атакам слева. Было сформировано понятие "гендер", призванное разграничить "пол как биологию" и "пол как психологию", вбить между ними клин и манипулировать образовавшимся зазором. Всевозможные эксперименты по обобществлению и "гендерной нейтрализации" детей предпринимались как олдовыми левыми, так и вполне современными европейскими леваками. Смена пола была признана чем-то разумеющимся, нормальным - вроде похода к дантисту. Между тем, это принципиально разные вещи - поход к дантисту призван исправить некоторую ошибку, неправильность, болезнь. Пол не является ошибкой и болезнью, это фундаментальная биологическая и психологическая платформа, на которой собственно строится "человек", и если он считает пол ошибкой, то тут одно из двух - он или ярмарочный уродец с микшированным набором признаков, или психически нездоровый человек. Ну - или он живет в Таиланде или Бразилии и хочет подзаработать shemale-проституткой.

Такова позиция рационального консерватора по вопросу пола. Пол налагает на человека определенную ответственность и необходимость соблюдать некоторые моральные принципы. Скажем, средний мужчина сильнее большинства женщин, и у него в любой более-менее развитой культуре, даже в ряде криминальных субкультур, есть запрет на драку с ними. Женщина обладает определенным психологическим влиянием на мужчин, но она не должна его постоянно пускать в ход исключительно ради получения от них материальных благ. Ну вот некрасиво это, нехорошо. Это и не проституция, которая вполне честна (в основе лежит добровольный договор, в итоге никто не страдает), а что-то неприличное и аморальное. Пол во многом определяет наше мышление, стиль жизни и место в жизни. Можно сколько угодно говорить об "изначальной гендерной нейтральности" людей, о социальном гнете, который навешивает на бедных детишек стереотипы, после чего из них вырастают забитые жертвы-девочки и ужасные самцы-мачо, но факты все же говорят о том, что пол имеет приоритетное значение и влияние на личность. Банальный пример - бисексуальность. С детского садика девочки в США, России и Латинской Америке (принципиально разные по менталитету страны) проявляют признаки бисексуальности - они целуются, обнимаются, держат близкий контакт, вместе ходят в туалет - это вообще чисто эротический жест; просто представьте себе, что парни сидят во дворе - и тут вдруг один из них идет за гаражи и зовет с собой друга *. Это совершенно немыслимый жест среди абсолютного большинства парней в России, США и странах Латины. Те же парни в детских садиках и просто при общении друг с другом с самого раннего возраста держат дистанцию и не целуются - при том, что я наблюдала за детьми в странах, где отношение к мужскому гомосексуализму более чем лояльное, а на "детские шалости" и вовсе никто не станет обращать внимания. Разницы никакой между мальчиками, которых воспитывают в полных семьях или в чисто женских.

4

Вопрос "изначальной половой обусловленности" - один из самых ненавистных для всевозможных фриков, которые капризно катаются по постели, канючат бесплатных услуг, пособий и свою асоциальность и неспособность работать объясняют "творческим складом личности". Фрики эти, страдающие от инфантильного буйного желания уничтожить любые различия, иерархии и структуры, которые доминируют над их раздутым Эго, активно включились в левый дискурс - собственно, ЛГТ-движение, современные мейнстримные феминистки и прочие "не-политические левые" родились именно так. Здесь нужно сделать отступление, поскольку я хочу перейти к заявленной в заголовке проблеме. Вы лично можете не любить порно или проституцию или фильмы студии Трома. Бога ради, не любите. Но каждый относящий себя к правым консерваторам должен понимать одну простую вещь. В Европе, которая влияет на США, Россию, Латину, сегодня реализуется наиболее полная левацкая программа, когда-либо выпущенная из политических лабораторий. В начале прошлого века наиболее перспективные и интеллектуальные левые разделились на два мощных методологически разных течения. Большевики и сочувствующие им выступали за быструю, резкую и мощную череду революций. Это течение исторически проиграло - СССР "закуклился", а страны, которые продолжали ратовать за быструю и резкую революцию, закономерно пришли к геноциду: примеры китайских и особенно кампучийских товарищей достаточно свежи. Меньшевицкое же течение, выступавшее за постепенное планомерное олевачивание, исторически победило - "обогнув" советский опыт, оно слилось сначала с троцкистами, левым психоанализом и левым искусством в середине прошлого века, а затем оформилось, окончательно отвергло советский путь и инфицировало Европу. Говоря о феминистках, экотерористах, еврокомиссарах и ЛГТ, мы по большому счету говорим о "неоменьшевиках", прошедших через несколько идеологических мутаций. И, поскольку современный левый дискурс - наиболее полный и завершенный, то все, на что нападают леваки, следует внимательно рассматривать - скорее всего, это хорошая и правильная вещь. Какие были объекты у левых атак? Капитализм, нация, этикет, иерархия, богатство, христианство, раса, пол, секс (возня вокруг мифических миллионов педофилов, повышение возраста согласия, феминистские запреты проституции, посадки в тюрьму порнорежиссеров), понятие "нормы". Все это они много лет подвергали мощной травле; в результате сейчас разговор о национальной идентификации вызывает истеричную реакцию, христианство в наиболее левых регионах Европы почти исчезло, что характерно - частично заменившись исламом, частично оставив дыру в национальной идентификации; а президенты США и Франции открыто заявляют, что богатые люди заработали свои финансы "не самостоятельно" и должны делиться, после чего, напружив слабенькую от пресыщенности эрекцию, начинают напрыгивать и требовать запретов и тюремных сроков.
Порно стало объектом для травли очень давно - еще А.Дворкин пыталась ее запретить

Она была против порнографии, приравнивая ее к изнасилованиям. В 1983 году совместно с юристкой Кэтарин Маккиннан разработала закон, приравнявший порнографию к нарушению гражданских прав женщин. Закон этот был принят в Индианаполисе, однако потом оспорен в суде и окончательно отменен всего через два года в Верховном суде, который решил, что запрет порнографии противоречит конституции США.
После этого Андреа Дворкин пыталась ввести этот закон в Канаде, и это ей ненадолго удалось. Ее работа была принята в качестве судебной экспертизы, и в результате судебного прецедента в течение нескольких месяцев порнография в Канаде считалась унижением женского достоинства. Причем любая – в том числе и гомосексуальная, и снятая лесбиянками для лесбиянок. Канадские таможенники должны были конфисковывать всю взрослую продукцию на таможне.


3

Почему левые так интенсивно подключились к требованиям запретить адалт-индустрию? Первая причина достаточно очевидна - поставь под контроль рычаги распределения и секс, и получишь абсолютную власть, об этом было еще у Оруэлла. Но этого недостаточно - Оруэлл писал о жесткой вертикальной структуре, где приказы без искажений транслировались на всех уровнях пирамиды. Современные леваки - не оруэлловский Большой Брат. Причина их нападок на адалт-индустрию - в том, что она отражает вполне консервативные взгляды и, в отличие от классического кинематографа, не поддается полевению. Особенно ярко это проявилось в "нулевые".



В 80е и 90е порно представляло собой скорее "мужское восприятие женского эротизма". Женщины были нежные, стереотипные и классические. Это отражало "эротический консерватизм" однобоко и было следствием мужской доминации в индустрии. В смысле, режиссеры, спонсоры и "идеологи" были мужчинами, поскольку мужчины, как более конкурентные держатели капитала, вполне закономерно подмяли индустрию под себя. Но в 90е началась перекройка мира - распад СССР, Клинтон, резкое полевение США, Европы и Латины, etc., следствием чего стал взлет феминистской политики и подавление мужественности. Именно в 90е началась безумная кампания против любой агрессии, концепции "конца истории" повлекли за собой попытки запретить любую воинственность, именно тогда феминизм мутировал (т.н. "третья волна феминизма") и стал озверело кидаться на всех врагов, короче - левацкие "свободы" a la "революция хиппи-2" закономерно обернулись очередным коллективным Чарли Мэнсоном. 90е - это десятилетие кастрации мужчин и дефеминизации женщин. Не стоит недооценивать это время - по масштабам и силе атаки на пол оно, пожалуй, превзошло 20е годы прошлого века. Хотя бы в силу того, что тогдашние феминистки боролись за реальное равноправие и возможность нормально работать, а феминистки в 90е боролись за право давить каждого, кто против них. Первым отреагировал кинематограф - боевики и слэшеры 90х отражали протест мужественности против попыток ее кастрировать. Следом отреагировала порноиндустрия, как крайне консервативная область, построенная на принципах стереотипной, даже архетипической подчиненности человека его полу (в порно Пол - это Фатум. Женщину берут Мужчины - таков основной сюжет. Женщина этого хочет, поскольку ее Фатум, заданный Полом, заключается в любви к мужеству). В "нулевые" в порно пришли женщины, которые изменили лицо жанра, "заменив" ослабевших мужчин, причем заменили они их с фанатизмом и яростью. Порно нулевых - это зрелище, в котором женщина старательно выхаживает и пытается заживить Мужественность, признаками которой являются страсть, напор, обладание, завоевание и агрессия. Агрессия в порно того времени реально зашкаливала, причем сами актрисы (они же зачастую продюсеры или режиссеры, как Belladonna или Аннет Шварц) акцентировали внимание на том, что это нормально и приятно. Грубость приносит удовольствие. Агрессия сексуальна. Настоящий мужчина на пике своей доминации и агрессии - не опасен. Пусть он начнет реализовывать свою агрессию со мной - но завтра он раскроет свою волю в полном объеме.
Женщины буквально "подползли" под упавших мужчин и стали их "поднимать". Можно сколько угодно говорить, что визуальное искусство ни на что не влияет - расскажите это Ги Дебору и акционистам, которые задали важнейший вектор, основанный именно на спонтанной визуалке, в современном левом движении.

11

Вторым важным принципом порно нулевых была нормализация женской бисексуальности. Если раньше ее пытались визуализировать мужчины - и это было довольно смешно, то в 00е женщины запустили визуальный образ реальной женской бисексуальности без всякого "лесбийского" (т.е. андрофобского, анти-мужского) подтекста. Порно нулевых оформило некий нормализирующий договор - женщины отдаются мужчинам и кроме этого любят женщин, мужчины берут женщин или любуются их играми. Жанр "девочка + девочка", кстати, много лет уже держит топы по просмотрам. Это, впрочем, тема для отдельного разговора - не хотелось бы писать статью про "общую теорию секса", тк все равно ничего не выйдет, кроме громоздкости.

Подобные акценты в порно взбесили леваков, феминистки устроили массовую истерику, добились посадки в тюрьму режиссера Макса Хардкора, а в Европе начали продавливать идеи жесткой цензуры - недавно в ЕС планировали запретить вообще все порно, но не получилось а в Исландии, кажется, не собираются принимать это во внимание. Исландия - образец политкорректности, там правит радикально феминистская премьер-министр лесбиянка, а мэр столицы - умственно отсталый. Ударили "свободой" по "фашистским нормам", что называется.
В связи с этим вопрос - что лучше: продолжать, как заговоренные, повторять "секс это плохо, грех и зло, порно надо запретить", играя на руку собственным врагам, или несколько пересмотреть свое отношение к вопросу? Единственная причина болезненного отношения к сексу у консерваторов - это избыточная мифологизация этой темы. Необходимо понять и проникнуть в социологию секс-арта, для этого надо подходить к проблеме аналитически, а не мифологически. И уж точно надо прекратить играть на руку и так весьма успешно наступающему врагу.
Принято считать, что адалт-индустрия каким-то образом разрушает семьи. Это не так. Сама будучи танцовщицей, я могу с уверенностью сказать, что мужчины после посещения нормального стрипклуба передумывают уходить из семьи. Проституция не меньше помогает сохранять семьи, а все, что ей могут противопоставить "мифологизаторы" - это визгливый бред вроде "проститутки будут стоять у школ и детских садов" (зачем им это делать?) и "наших дочерей будут продавать в секс-рабыни" (опять же, зачем это делать?). Про то, что посмотреть порно при сексуальных проблемах в семье вам посоветует любой психиатр, я даже упоминать не буду.

Я вовсе не хочу сказать, что в сексе возможен только один сценарий и любые другие варианты выпадают из пределов "нормы". Я человек очень открытый и всем советую такими быть, но я достаточно четко разделяю терапевтический, консервативный, фундаментальный аспект секс-арта и всевозможные эксперименты. На период "нулевых" была очень большая необходимость проповедовать именно стереотипный, "архетипический" секс - его проповедовали. И до сих пор его нужно проповедовать, потому что, несмотря на некоторые позитивные сдвиги, консерваторы пока не торопятся отвоевывать свои позиции. Новые Рейганы, Форды, Шварценеггеры пока не проявили себя - а значит, адалт-индустрия будет развиваться и ее будут прессовать все сильнее и сильнее.

Вполне возможно, я пока говорю в пустоту, но это кто-то должен был озвучить.

Адалт-индустрия - консервативна.
Адалт-индустрия - союзник правых сил и капитализма.
Адалт-индустрия противоположна левацким идеологиям и целям.
Tags: Вопросы пола.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments